орловка

Орловка

Сельцо Орлово – деревня Орловка.

Самое раннее упоминание названия селения – в Писцовых книгах Кошелева стана лета 7082-го (1573-74) как пустошь Орлово, Через 200 лет в Экономических примечаниях 1773 года – как сельцо Арлово, близ деревни Осеевой, владение надворного советника Петра Федоровича Нащокина. Домов крестьянских – 5, душ мужского полу –16, женского – 18. Крестьяне - на барщине, «исправляют господскую работу, женщины сверх полевых работ, прядут лен, ткут холсты для своего употребления и на продажу». При сельце – 259 десятин земли.

По перечню населенных пунктов Богородского уезда Московской губернии 1852 г. оно значится как «сельцо Орловка» . В Советское время – деревня Орловка. Название - от прозвищного личного старинного имени Орел. Есть в Щелковском районее ще одно сельцо Орлово, на западном краю района – на речке Вздериноге на бывшей Хомутовской дороге из села Богослово в село Петровское.

В 1812 году Орлово принадлежало внукам надворного советника четырем братьям Нащокиным: поручику Федору, прапорщику Петру, да Семену и Павлу Александровичам, родственникам пушкинского друга - Павла Воиновича Нащокина.

8 ратников ушло из этого сельца в ополчение и приняло участие в Бородинской битве и в боях по изгнанию французского нашествия из России. В ополчение тогда посылался каждый 10-й мужчина, следовательно, в сельце было в это время 80-90 крестьян мужского пола и около 100 женщин. Основной «подмосковной», т.е. имением для летнего отдыха, у Нащокиных было Рай-Семеновское в Серпуховском уезде, там был театр из крепостных артистов, обширный усадебный дом. Был и усадебный дом в это время в Орлове неизвестно. Во всяком случае, в старину этот дом был, почему и значится Орлово долгое время усадебным сельцом.

В ведомостях 1832 г. сельцо Орлово показано уже вернувшимся к их отцу – «тайному советнику и камергеру», генерал-лейтенанту Александру Петровичу (1758-1838). Он был известной в Москве личностью, после смерти жены жил без венчания со своей вольноотпущенной, крепостной Нагаевой Дарьей Нестеровной, которой подарил свой дом в Москве. У них было четверо детей, получивших по закону материнскую фамилию Нагаевых, а потом по достижении совершеннолетия - фамилию Нарских. Наиболее известна из них его дочь Вера Александровна (1811-1900), ставшая женой друга Пушкина Павла Воиновича Нащокина, троюродного брата её отца.

С ее слов в конце XIX века были записаны воспоминания о Пушкине: «Да, такого друга, как Пушкин, у нас никогда не было, да таких людей и нет! Для нас с мужем приезд поэта был величайшим праздником и торжеством. В нашей семье он положительно был родной. Я как сейчас помню те счастливые часы, которые мы проводили втроем в бесконечных беседах… Я помню частые возгласы поэта: … «Как я рад, что я у вас! Я – здесь, в своей родной семье». Вера Александровна оставила и замечательное описание внешнего облика поэта: «Пушкин был невысок ростом, шатен, с сильно вьющимися волосами, с голубыми глазами необыкновенной привлекательности. Я видела много его портретов, но с грустью должна сознаться, что ни одних из них не передал и сотой доли красоты его духовного облика – особенно его удивительных глаз. Это были особые, поэтически задушевные глаза, в которых отражалась вся бездна дум и ощущений, переживаемых душою великого поэта. Других таких глаз я во всю мою долгую жизнь ни у кого не видела!» Известен ее живописный портрет, написанный в 1830-е годы молодым тогда художником Е.П.Житневым. Она – в пышном платье из бардового бархата, легкий газовый шарф обрамляет ее милое лицо с темнокоричневыми глазами и ярким красным рубином в сережке.

Сам Пушкин очень любил Павла Воиновича Нащокина, в его московских письмах жене то и дело проскальзывает: «Приехав в Москву, поскакал отыскивать Нащокина»; «С Нащокиным вижусь каждый день»; «Любит меня один Нащокин». Пушкин хорошо знал ее отца, и способствовал женитьбе своего друга на Вере Александровне. Дело было так:

П.В.Нащокин писал Пушкину (ок.26 января 1834 г.), что «все отговаривали его на разные манеры… возок мой уже заложенный, и я еду я в одну подмосковную, где думаю жениться – на ком, тебе известно, но не знаю еще как удастся, ибо, покуда, кроме будущей и ее матери, никто не знает о решительном моем намерении».

28 января они обвенчались в Воскресенской церкви села Воскресенского Богородского уезда, что было во владении приятеля Павла Воиновича князя Ивана Алексеевича Трубецкого. В уезде тогда были три села Воскресенских, вероятно, венчание было в селе Воскресенское-Родинки тож на границе сегодняшних Ногинского и Щелковского районов, недалеко от Орловки и Никифорово, но этот вопрос требует исследования по архивам.

Такова история пересечения «орловских» Нащокиных и Пушкина вместе с его приятелем П.В.Нащокиным. В 1838 году генерал умер, и сельцо Орлово, вероятно, было сразу же продано.

В 1852 году усадебное сельцо Орлово значится у Алферьевой Людмилы Николаевны, жены майора. В 1890 в Орлове отмечена только усадьба некоего Юркевича Ф.Г. Располагалась ли она на старом месте усадьбы, неизвестно.

Сегодня, ничего не напоминает о былой усадебной жизни селения, оно утратила не только статус сельца, но и гордое имя, превратившись в простую «деревню Орловку».

Но за этим именем – целая история. Удастся ли разыскать по архивным данным среди крепостных Орловки мать жены Нащокина П.В. - Дарью Нестерову?

Использованы материалы сайта Богородск-Ногинск. Богородское краеведение.

Кто на сайте

  • 2 робота и 6 гостей
  • Exalead [1]
  • Googlebot [1]
  • Гостей [6]